Год:
2018
Месяц:
Сентябрь

Друг мой, надежный и верный

Кавалер ордена Мужества Александр Родионов был первым в ЦКС и третьим по счету в системе республиканского МВД кинологом, который прошел в 1996 году вместе со своим питомцем специальное обучение и подготовку по обнаружению взрывчатых веществ, оружия и боеприпасов. Не случайно он и его четвероногий напарник по кличке Хан первыми из Марий Эл отправились в конце августа 1999 года в Дагестан, вновь ставший тогда горячей точкой на карте страны…

Братья наши меньшие

Первого щенка, обычного «двортерьера», они с бабушкой взяли домой, когда Саше пошел 11-й год. Малыш, так назвали крошечного питомца, рос вместе со своим хозяином: провожал его в школу, опрометью кидался встречать, когда мальчик возвращался домой. Неразлучные друзья, так и провели они вместе долгие годы.

В армию Александра призвали сразу после окончания техникума. В тот день, когда он уехал, Малыш не находил себе места. Выбежал из дома, сделал прощальный круг по улице и скрылся: скорее всего, отправился на поиски хозяина. С тех пор никто его не видел. Своего маленького друга с большим и преданным сердцем Александр помнит до сих пор.

Жизнь шла своим чередом, то испытывая Родионова на прочность, то сбавляя обороты, чтобы дать осмыслить происходящее. Но в судьбе Александра, сколько бы виражей ни приготовила она ему, есть свои закономерности. Так сложилось, что его армейская, милицейская служба и даже та работа, которая ждала после завершения служебной карьеры, оказались связаны с четвероногими напарниками, о каждом из которых Александр Геннадьевич может рассказать немало интересного.

По следам опасного преступника

Специализацию «кинолог» он получил еще в армии, во внутренних войсках МВД. После демобилизации около четырех лет проработал в Казанском речном порту. Но от судьбы не уйдешь: перебравшись в Республику Марий Эл, Александр отправился в отдел кадров МВД и, узнав о вакансии в кинологическом центре, принял решение, определившее его жизнь на долгие годы вперед. С тех пор ее отличал напряженный ритм. Кинологи были постоянно востребованы: в 90-е с их разгулом преступности выезжавшие в составе опергруппы стражи порядка были готовы к любому «повороту сюжета», в том числе к погоне за опасным преступником.

Чтобы пес не вернулся с гранатой

С началом первой чеченской кампании стали особенно востребованы собаки, обученные поиску взрывчатых веществ, оружия и боеприпасов. На учебу в Ростов, где готовили таких специалистов, решили отправить Родионова. Сроки выезда были уже утверждены, билет имелся, а вот подходящей для обучения молодой собаки в ЦКС на тот момент не нашлось.

– Требования к четвероногому кандидату предъявлялись строгие: собака должна была обладать отличным обонянием, стрессоустойчивостью, не пугаться шума и выстрелов. Имелись ограничения и по темпераменту: пес-холерик для такой работы не годился. Мы искали молодую немецкую овчарку со спокойным, не агрессивным нравом, с которой можно работать в местах большого скопления людей, – перечисляет Александр. – Найти в считанные дни собаку, обладающую полным набором перечисленных качеств, оказалось делом непростым. Полуторагодовалого Хана мы приобрели у частников практически перед самым отъездом в Ростов. Хозяева не занимались его дрессировкой, за время пребывания у них пес был приучен только к апортировке. В нашем случае это недопустимо: не сумеешь отучить от этой привычки –  пес принесет тебе гранату «в подарок». Иными словами, Хана пришлось основательно перевоспитывать, а для начала – переключить его интерес на поиск заранее припасенных для него и спрятанных гостинцев.

Секреты взаимного понимания

Отвечая на вопрос, как достигалось взаимопонимание с собакой, Александр поясняет, что возникает оно не сразу и не просто так. Необходим постоянный контакт с четвероногим питомцем – в процессе ежедневного кормления, ухода за собакой и вольером, в ходе игры, а затем и дрессировки. Нужно знать и видеть, когда и за что собаку можно похвалить, поощрить лакомством, ласково потрепать за ухом.

– Те полгода, которые мы с Ханом провели в Ростове на обучении, были, конечно, решающими. Ведь здесь ты находишься с собакой, по факту, круглосуточно и семь дней в неделю, – поясняет Александр Родионов. – Вечерами отрабатывалось то, на что не хватило времени днем во время учебной дрессировки. Что важно, твои действия всегда могли оценить и скорректировать коллеги и преподаватели. Вообще, в кинологической службе многое, если не всё, строится на товариществе. Когда в ходе отработки каких-то действий бежишь за собакой, многое для тебя самого остается «за кадром». А это могут быть важные нюансы и детали, и отследить их способен только профессиональный взгляд со стороны. Ты можешь в чем-то не соглашаться с этой сторонней точкой зрения, даже спорить, но в споре рождается истина. Поэтому я убежден, что настоящая дрессировка – это всегда коллективная работа.

Осторожность и точность в квадрате

Поиск взрывчатых веществ – задача ответственная, права на ошибку у кинолога и его четвероногого напарника нет и быть не может. Ключевой момент в дрессировке такой собаки – приучить ее к последовательному, детальному обследованию помещений и транспорта.

– Чтобы создать необходимую для этого запаховую волну, мы в процессе обучения смазывали стены кабинета и шкафы колбасой или тушенкой. Сначала сплошной, затем прерывистой линией. После каждого занятия, разуется, приходилось тщательно все это отмывать и проветривать класс, – рассказывает ветеран кинологической службы. – Не менее важно приучить собаку вести себя во время поиска спокойно, ни к чему не прикасаться, не царапать и уж тем более не пытаться открывать дверцы шкафов. Только нюхать! А при обнаружении спрятанного предмета принять условную позу – лечь, подавшись корпусом назад, так, чтобы передние лапы оставались на месте. Если собака вытянет их вперед, она может задеть мину-ловушку: об этом свидетельствовал печальный опыт Афгана. «Одноразовая собака – одноразовый кинолог!» – предупреждали нас педагоги. Поверьте, они знают, о чем говорят… Поэтому раз за разом мы отрабатывали со своими четвероногими питомцами упражнение в квадрате: собака должна лечь, не пересекая его границ. Приучить к этой ювелирной точности крупную немецкую овчарку непросто: поначалу упражнение давалось с трудом, но со временем правильные движения удалось отточить до автоматизма.

Испытание войной

Полученные знания и навыки не раз пригодились на практике Александру Родионову и его овчарке по кличке Хан. Сложным испытанием стала для них служебная командировка в Дагестан, где с конца лета 1999 года разворачивались события, означавшие начало второй чеченской кампании – жестокой и кровопролитной. Эту войну не зря называли минно-фугасной: уносившие людские жизни взрывы гремели на улицах населенных пунктов, на дорогах и горных тропах. Не случайно одним из первых в Махачкалу был направлен от МВД сводный отряд из 29 кинологов со всей России, чьи питомцы были обучены поиску взрывчатых веществ, взрывоопасных предметов и мин.

В последних числах августа 99-го Александр и его четвероногий напарник оказались в эпицентре боевых действий. Там, в районе села Джегантуй на высоте горы Чабан группа внутренних войск под натиском боевиков несла большие потери в живой силе. Инспектор-кинолог Родионов со своей служебно-разыскной собакой был включен в состав специальной разведгруппы, которой предстояло прорвать окружение и, обеспечив коридор на заминированной территории, вывести товарищей с простреливаемой вдоль и поперек высоты. Александр шел во главе этой группы, спешившей на выручку к товарищам. Рискуя собственной жизнью, он обеспечивал продвижение бойцов: быстро обнаруживал и обезвреживал мины-ловушки, что позволило разведчикам без потерь достичь высоты.

Осколки как память о днях боевых

Пробиться к своим – половина дела. Самое тяжелое им еще предстояло на высоте, откуда нужно было вывести бойцов, эвакуировать раненых и убитых. Воспоминания об этом даются ветерану службы нелегко. Поэтому ориентиром стали строки официальных документов: «Инспектор-кинолог Родионов, прикрывая товарищей, вместе с военнослужащими стойко сдерживал атаки боевиков, при отходе с высоты под шквальным огнем противника вынес на себе раненого солдата…» Это всего один из боевых эпизодов. Но есть и другие, не менее драматичные.

Однажды под утро группа, в составе который были Александр с Ханом, попала под минометный обстрел боевиков. Так получилось, что Хан, по сути, заслонил двоих бойцов, приняв на себя осколки мины. После того, как позиция была отбита у бандформирования, собаке оказали помощь. Но Александр понимал: для спасения Хана требовалась операция. Ее уже на третьи сутки сделал в Махачкале поднятый среди ночи ветеринар. Все это время кинолог находился рядом с боевым другом, приобрел на свои деньги необходимые медикаменты и буквально вернул собаку к жизни.

После возвращения домой Хану пришлось перенести еще несколько операций – вонзившихся в него осколков мины оказалось слишком много. Остается добавить, что четвероногий друг Александра завершил свою службу в статусе «почетного ветерана»: в 2001 году его передали служителям Ежовского монастыря, которому требовался надежный охранник. С тех пор Александр Родионов и его коллеги установили негласное шефство над обителью, родоначальником сторожевой службы которой стал тот самый Хан… Кинологам здесь всегда рады: так встречают друзей, которые делают доброе дело не по «разнарядке», а по велению сердца. Не случайно здесь зародилась еще одна традиция – каждый раз благословлять сотрудников ЦКС перед служебными командировками на Северный Кавказ.

 

Секретарь Общественного совета при МВД по Республике Марий Эл Анна Кудрявцева

   
Оценить материал:
Официальный сайт Министерства внутренних дел Российской Федерации
© 2018, МВД России